?

Log in

No account? Create an account
ad_kruzenshtern
Recent Entries 
9th-Mar-2007 01:24 pm - ЦЕХ 7

Больше чем РэйвДавайте представим, что  мы посетили вечер, где на одну короткую ночь была создана республика сбывшихся желаний. Не должны ли мы признать, что политика этой ночи имеет для нас больше реальности и силы, чем,  скажем, все действия правительства Соединенных Штатов?

Хаким Бей
 


Anthropologyzzz

Место: спортивный комплекс «Юбилейный»

Время: 7-8 марта (20-00 – 06-00)

Количество: более 25000-30000 человек

Мероприятие: ЦЕХ-7 (самый большой раэйв Восточной Европы)

        Я лихорадочно ищу недорогие билеты на Невском и Гостином Дворе  – цены скакнули уже за 1000 р. Покупаю последние, однако, без флаеса. Ищу театральную кассу у ресторана «Метрополь». «Добрые прохожие» советуют мне идти до Сенной площади – нет там ничего. Поворачиваю. Залезаю мордой в ближайшую кассу – мнутся, посылают обратно. Наконец-то нахожу ту самую кассу в минуте ходьбы от места, где я купил билет. Радость. Глаза набегают на строчки в билете: «Посещение мероприятия является риском, который принимает на себя владелец билета». Чего только не пишут…

     Шагаю по Васильевскому в сторону «Юбилейного» и набираю Игната. Беседуем. Слышу предостережения: «Надеюсь, что ты не один идешь. Там нарков навалом будет. Много денег не бери - потратишь».
           И так далее. Меняем тему, говорим о делах житейских.
Иду далее и думаю. Да, надо держаться, а то мое «эстетство» до добра не доведет. Скажу нет кислоте и прочим веществам. Разум колеблется, но все же воздвигает стену. Я в домике.
           Выныриваю из метро – тусуется народ: продает дурь и выискивает билеты. Подхожу к Юбилейному, а там уже менты ждут. Главное, чтобы паники и эксцессов не было, а то плохо будет. НАХожу Платона – идем ко входу. Я антрополог, я антрополог, я в домике, я спокоен и рассудителен. Я….

*************************************************************************************
  Большая пещера, прими нас. Стража пропускает внутрь и мы смешиваемся с длинной вереницей людей из разных племен. Вот племя Белых халатов: лица их не видно, - оно закрыто продуктом технической культуры воздушной защиты нынешнего столетия – респиратором. Глаза защищены массивными очками, руки в белых перчатках. Рядом племя в черных халатах в масках из фильма «Крик». Иду вглубь – натыкаюсь на группку в шапках ушанках.
  Мимо проплывают девушки в откровенных купальниках, сверкая горящими дьявольскими рожками на голове.
       Людские потоки смешиваются, проникают друг в друга, перемещаются и образуют заторы. Сверху раздается истеричный голос потусторонней внепещерной жизни, напоминающий о том мире, который остался вовне, но который и здесь пытается заявить свое право на место сакрального для пришедших ритуала.
   

- Внимание, туалеты и гардеробы находятся на всех этажах и у всех арен комплекса. Категорически запрещается курить в любых неприспособленных для этого помещениях. Категорически запрещено…

 

За стеной начинает раздаваться пока тихий, но довольно отчетливый гул – ночь вступает в свои права.

            Мы, повинуясь общему движению, вплываем в главную залу. Нас встречает огромное объемное пространство, из которого вырываются звуки и свет. Я дохожу до переднего края, наваливаясь на ограждение и устремляя свой взор на центр, заполненный жаждущими людьми. Я чувствую как в этом пока слабом броуновском движении зреет энергия, готовая вырваться наружу.

За стеной начинает раздаваться пока тихий, но довольно отчетливый гул – ночь вступает в свои права.
                 Мы, повинуясь общему движению, вплываем в главную залу. Нас встречает огромное объемное пространство, из которого вырываются звуки и свет. Я дохожу до переднего края, наваливаясь на ограждение и устремляя свой взор на центр, заполненный жаждущими людьми. Я чувствую как в этом пока слабом броуновском движении зреет энергия, готовая вырваться наружу.

Началось. Торжественно звучат шаманские инструменты, уплотняя атмосферу и воздух. Каждый удар Большого Там-тама отдается глубоко у меня в груди, сердце, кажется, начинает менять свой ритм, настраивая меня и погружая в действие.
            Вспышки света ослепляют, а сверху накрывает звуковая волна. На сцене у своих священных атрибутов появляется первый шаман сегодняшней ночи. В воздухе повисает гул людских возгласов. В воздух вздымаются руки, мое тело выпрямляется, и руки вымываются в направлении шамана, прося действа. Из динамиков доносится его пронизывающий вибрацией голос.

- I wanna see you hands (в зале поднимается волна рук).

- Rise your hands. I wanna hear your scream. Гул племен накрывает меня.

Шаман запускает Большой Там-там и мы окунаемся в ритмическую феерию. Его глухие удары пронизывают все, вовлекая все живые тела и даже материальные атрибуты пещеры в повторяющиеся колебания. Я чувствую, как мое тело в ритме идет вверх, изгибается, начинает совершать наклоны, руки уходят вверх… повороты, голова откидывается вбок, вперед… я сливаюсь со звуковой волной.

О, шаман! Мы готовы служить тебе – ты владыка. Мы воздеваем к тебе руки, мы твои служители, пусть продолжится действо.

            Владыка ускоряет ритм, доводя его до своей кульминации, и мы, следуя подобному закручиванию, покидаем на время наше сознание, чуть отступая от него в область транса.

            Владыка любит нас, мы в его власти, да совершится действо.

Здесь все мне братья и сестры, всех я люблю, особенно этих двух девушек, что извиваются рядом со мной. «Шаман… Настоящий шаман», - воплю я, выбрасывая тело в воздух.

           Мне жарко, на голове и всем теле проступает пот, я выхожу из главного зала пещеры, мое тело еще следует ритму, остающемуся где-то позади. Сознание медленно заполняет отведенное ему место.           
  

     Я вливаюсь в людской поток и теку и переваливаюсь вместе с ним в малую пещеру, которую пронизывает быстрый и энергичный Drum&Bass. На стене над шаманом горит символ собравшихся здесь племен «Пиратская станция» - золотящийся сотнями лампочек череп в наушниках – верховное божество.

На площадке просто колбаса. Звуки быстры и стремительны, слишком быстры, чтобы я мое тело угналось без «скорости» за ритмом. Входя в эту пещеру, я не причастился ее хлебом, силы быстро покидают меня, я следую в зал «Hard».

 
Очередная малая пещера отвергает меня, непричащенного, тело не может настроиться, силы быстро уходят, я покидаю и это место.

      Ко входу в пещеру подходят сподвижники, которым я отдаю входные билеты. Нас стало больше. Возрадуйтесь! Я опять вхожу в главную залу, где как раз начинает разворачивать свое действо один из главных шаманов сегодняшней ночи… Paul Oakenfold.

            Мы бродим между площадками, входя в действа разных шаманов. Но мы возвращаемся в главный зал на завершение, кульминацию, которую сделает, поставив точку, Armin van Buuren.

Наступает экстаз, трибуны гудят, вверх устремляются руки, ритм пронзает воздух.












Мы уходим, мы были здесь, мы были с шаманами в их действии. На наших лицах блаженные улыбки. Кто-то сидит на полу с лицом, будто бы они пережили ядерную войну. Кто-то совсем обессилил. Эта ночь стоила многих других.См.: http://rave4life.ru/i/gal/rave/

P.S. В сущности, панк, метал, танцевальная музыка – все это колбаса. Отличия технические и они же есть сходство. Везде одна основа – ритм. Никто не идет на сэйшн – электронный, панковский или еще какой- ради музыки как таковой. Бросьте говорить про профессионализм гитаристов и ударников. Везде есть посредники – примочки и гитарные процессоры, драм машины Отличия в ритме и экстазе, который он создает.

Во всех случаях – беснующиеся племена и шаман, задающий свой уводящий нас ритм. Все идут колбаситься под ритмы. Я вспоминаю, как я колбасился под трэш-метал на сейшне в Челябинске, я помню эти ощущения… и они посетили меня и здесь на «Колбасном цехе». При такой колбасе (металлической или электронной) все немного уходят от себя, погружаясь в феерию. Мало кто вам сможет внятно сказать свою Ф.И.О. и дату рождения во время этих экшинов. Кому нужны эти заморочки? Для очень многих эта ночь имела больше реальности и силы, чем все остальное.


 


Я долго хотел почитать что-нибудь про раннее христианство и вот - вчера и сегодня прочел книгу Зенона Косидовского «Сказания евангелистов». Приятно найти ответы на вопросы или, по крайней мере, прояснить ситуацию.

            Приведу сухой остаток, оставшийся после «брожения и кипения» мысли автора:

Итак, можно считать несомненным то, что Иисус был плотничьим сыном и жил в галилейском городе Назарете до той поры когда – вероятно, под влиянием Иоанна Крестителя – на него внезапно снизошло какое-то религиозное озарение; что он  проповедовал в Галилее и Иерусалиме, собирая вокруг себя горячих приверженцев, но и наживая врагов; что, как опасный нарушитель общественного порядка он восстановил против себя религиозные и светские власти, был распят, а после его смерти случилось нечто, заставившее его близких поверить, что он воскрес. Вот и все. Остальное – уже не история, а христология, богословие и мифы (Косидовский З. 1977, с. 234-235).

                Эта тема меня очень заинтересовала, не хочется думать, куда это может завести. Думаю почитать Евангелие от Марка как наиболее раннее, возможно, апокрифы. Безумно интересно попытаться узнать, что нес людям этот человек без поздних купюр. Но возможно ли это? Жаль, если эта личность так и останется нераскрытой и почти полностью мифологизированной благодаря «творчеству» народа и переписчиков-компиляторов.

            P.S. Поздравляю всех с праздником 23 февраля.

            Желаю изменений – создавать свое пространство и время. Великие Люди смогли это сделать – можем и мы. Заточим себя как стрелу и отправим в полет. Верить, хотеть, волить, не сдаваться.

Сегодня был очень хороший день и завтра будет не менее прекрасный. Ведь я жив и у меня еще есть время, а, значит, есть и возможность.


Сегодня я записался в Британский центр, что на Невском. Заплатив 500 руб. мне дали читательский и доступ к электронным библиотекам на один год. Этой услугой можно пользоваться со своего компьютера, что очень хорошо. На полках у них я нашел множество учебной литературы по английскому языку. Глаз я положил на два очень достойных пособия по академическому английскому. Возьму их, когда появиться свободное время. После я поехал в Национальную библиотеку поработать с книгой и сделать ксерокопии. Я протягивал с виду миловидной женщине книги на копирование, когда заметил весьма удручившую меня, привыкшего к 1,5 руб. за копию в Публичке, цену этой сколь массовой, столь и необходимой услуги – 4 р. А эта женщина улыбалась, будто так и должно быть, и готовилась осчастливить меня копиями, утончив мой кошелек. Я прямо спросил ее: «А что так дорого?»
- А цены не мы назначаем, – так я и поверил – а руководство библиотеки.

И все вокруг спокойно заполняли требования на копирования, словно эта эксплуатация вследствие монополии естественна. Хорошо, господа, замечательно. А ты профессор – стоит справа и готовится платить 260 с чем-то руб. за ксерокопии из двух книжек – ну просто гений. Система замечательная: 50-60 страниц копий и вы оплатили целую книгу!
Не то, чтобы я обозлился, но встряску получил хорошую, я иду мимо большого аквариума – подарок от журнала «Elle», если я правильно запомнил название. Вот уродство, подумал я, на какой хрен здесь эта дура на литров 300-350? Кому она здесь нужна? Лучше купили бы книги. В конец я зашел заказать журналы – хоть с этим повезло больше – 3 стать из 5 я точно посмотрю. Да и смотреть я их буду в нормальном виде, а не на микрофильмах в «пепеллацах».
Суммирую несколько прошедших дней. Во вторник посетил библиотеку Европейского университета и новое здание Национальной библиотеки. Говорят, что изначально оно – последнее - проектировалось под цирк – так оно и видно. Пять этажей из белого мрамора, массивная лестница посередине, балконы, тянущиеся вдоль стен. Эстетическое наслаждение я получил. Получил заказанные книги и сел заниматься.
Вчера читал «Криптоанархию», переводил Скочпол.
По статье осталось не так много – посмотреть пару журналов 50-60-х годов и пару книг. После – сяду писать.
По просьбам трудящихся привожу ответ на мое письмо Дж. Голдсоуну. Привести свое письмо здесь я не могу, поскольку оно «держит форму» только в Word’е (при написании транскрипции некоторые части пришлось заменить графическими изображениями). Скажу лишь, что спрашивал про произношение фамилий нижеследующих исследователей, причину неучастия этого автора в сборнике «Future of Revolutions» (там участвовали почти все остальные) и просил порекомендовать что-нибудь по современным революциям.

Dear Alexander,

The easiest thing I can do is help you with the pronounciation:
Theda Skocpol is pronounced:
THEEDA SCOTCH-POLE
For Ted Gurr, the last name is pronounced like the first syllable of the word: "Urgent"
For Eric Selbin, the last name is pronounced with an "S" like in sell, NOT a "Z"
As to the "Future of Revolutions" book, I know this well. I was not in it because I am doing too many other projects, one of which is a new book on revolutions to be written jointly with John Foran.

In regard to your question of new work dealing with modern revolutions, the best is John Foran's major work, titled:
TAKING POWER, from Cambridge University Press. I attach a review that I wrote of this book.

I also attach a short essay that I wrote for the International Encyclopedia of Social Sciences on "Revolutions."

Best regards,
Jack Goldstone
Jack A. Goldstone
Virginia E. and John T. Hazel Jr. Professor of Public Policy
Editor, Foreign Policy Bulletin
School of Public Policy MS 3C6
George Mason University
Fairfax, VA 22030
http://policy.gmu.edu/faculty/goldstone/
703-993-1409

P.S. Теперь я получил индульгенцию на истинное написание фамилий и на то, чтобы поучать тех, кто практикует иные варианты «письменности исследователей». Итого, Тида Скочпол, Тед Гёрр и Эрик Селбин.
20th-Jan-2007 06:32 pm - Спать охота...
Проснулся поздно, поскольку забыл поставить будильник – еле успел на электричку. На английский пришло несколько человек, слушали доклады, мне выдали мои работы – посмотрел. Все не тек плохо, есть надежда.
После занятий пошел в Национальную библиотеку смотреть доступные активы. Долго, по моим меркам, плутал я в лабиринте этого здания, напоминавшего музей. Везде ковры, старинные люстры, отделанные деревом и тканью коридоры, экспозиции дореволюционных изданий. На лестничной площадке выставлены, видимо, для пущей важности, каменные плиты с арабской вязью и греческими текстами. Вдоль стен у потолка тянутся шкафы с книгами, к которым ведут винтовые лестницы – если ремонт здесь и был, то только косметический. Зашел в просторную комнату, заставленную ящиками с каталогами по иностранной литературе. В комнате стоял добротный запах старины, который мне напомнил тот, что исходит от моего векового немецкого пианино. Долго глядел на потолок, люстру, массивные деревянные конструкции нависающего второго этажа-балкона. Хотя количество ящиков сбивало с толку, полезного для себя я нашел не так много. Читальный зал имел схожую планировку: большое помещение с высоким потолком, по стенам которого проходил второй, нависавший над первым, этаж, набитый книгами.
Новые фонды и периодика, как оказалось, находятся в другом здании, но заказ у меня взяли именно здесь – получать я его буду, соответственно, в другом здании (в другой части города). В старом здании выдают книги до 1970 г., а в новом – более новые. Полюбовавшись на замечательное внутренне убранство библиотеки, мощь которой на этот раз смогла сослужить мне весьма скромную службу, я поехал домой.
19th-Jan-2007 09:21 pm - продолжаю
Подошла к концу активная часть еще одного дня, я пишу...
Сегодня пошел в бассейн. Проплавал 1,7 км и получил массу удовольствия. После бизнес-ланча в кафе пошел в университетскую библиотеку. Как водится, выдали только половину заказа – одну книгу Johnson C. “Revolution and the Social System”. Работа оказалась небольшой – всего 70 стр. – и я быстро ее обработал. Хотел посмотреть пару статей из журналов, но в библиотеке они только с 1970 года – опять оболом. Узнал про заказ в магазине «Англия»: девушка просила меня подождать, а потом сказала, что заказ выполняется до полугода (!), добавив, что в их базе моей книги нет. В общем, все как всегда.
Зашел в банк и оформил карту платежей в Интернете – через 10-14 дней будет готово. Это было единственной фундаментальной положительной новостью за день.
В конце концов, заглянул в библиотеку им. Маяковского – говорили, помнится мне, что там ХОРОШО с иностранной литературой – ничего я там не нашел, кроме одной книги. С журналами там дело еще хуже – почти ничего нет (по моей теме, конечно).
На Балтийском вокзале купил малость поклевать и сел в электричку дочитывать Бека.
Завтра иностранный и я в ожидании чего-нибудь интересного - измаранных коррекцией моих работ, написанных ранее
18th-Jan-2007 11:05 pm - Первый новый день
Я вернулся из города, день подходит к концу, пора резюмировать.
С утра было тепло и шел дождь, я поехал в банк подавать заявление на карту VISA Internet – в обоих получил отказ: «Нет, мол, у нас такой карты».
По дороге, которая проходила через малые улочки центра города я поймал себя на мысли, что теплая погода, сероватое небо и легкий дождь роднят этот город – по крайней мере, увиденную мной часть – с Лондоном или Парижем, которых я не видел и по улицам которых не ходил. Из-за этого наслоение было просто праздничным. Потом пошел в книжный магазин «Англия» книги смотреть.
Зашел на факультет посмотреть расписание занятий: как обычно, нас обломали – занятия начинаются 22 числа. Пошел поесть, а после этого прямиком в компьютерный класс – в Интернете посидеть. Первые пол часа скорость отсутствовала – наверное, на кафедре что-то большое качали, - но вскоре все заработало. Заглянул на Amazon посмотреть выходные данные книги и посмотрел на Ozon цены на предмет сопоставления с книжным магазином на факультете. Вскоре на лице появилась улыбка – в университетском магазине дешевле – и я ринулся в поисках товара. Сразу купил «Краткую историю неолиберализма» Д. Харви и «самое систематическое из существующих на сегодняшний день исследование процессов глобализации», как утверждается в аннотации издательства «Праксис», - коллективную работу Хельда и др. «Глобальные трансформации».
Моя сумка стало приятно оттягивать плече и я пошел записаться в бассейн. Справа слышался жуткий грохот – ремонтировали старые здания университета, а строительный мусор «эвакуировали» через широкую трубу, похожую на гигантский водосток, из оцинкованного железа, которая попеременно гудела и исторгали из себя битый кирпич и серо-коричневую пыль.
Впереди была основная цель – познакомиться с фондами университетской библиотеки им. Горького. Второй этаж главного корпуса встретил меня длинным коридором около 150 метров вдоль которого тянулась череда портретов/бюстов/скульптур именитых ученых, имен которых я либо не знал, либо знал, но не испытывал к их личностям ничего такого, что заставило бы меня долго разглядывать постжизненное воплощение. С другой стороны аккуратно стояли шкафы, столь же аккуратно набитые книгами, которые придавали солидность помещению, но вряд ли служили реальной цели – шкафов много и все заперты на ключ, книги старые, ходить за ними неудобно. Вскоре я на месте, где должен был возникнуть очередной шкаф, красовалась печь, которая осталась со времен, когда она была востребована. Невольно возникла мысль: раз есть печь, то рядом должны быть дрова, - вот зачем здесь хранят эти книги – запасаются дровами, подумал я.
Библиотека встретила меня коридором из каталогов, сделанных из добротного дуба. Их было много, намного больше того, что я ожидал увидеть. Рядом стоял стенд с фотографиями и историей библиотеки – 1783 год, если я не ошибся. Я направился к каталогу англоязычных изданий, радом с которым расположились весьма оживленно беседовавших, судя по годам, профессора. Трепет и содрогание перед увиденным потенциалом вскоре сменились прохладным удовлетворением – хотя книг на иностранном языке было очень много, но почти все они были старыми (до середины 80-х), а из интересовавших меня классических трудов нашлось совсем немного. Вскоре выяснилось, что пара заказанных мной книг относится к фонду, который сейчас на реконструкции, соответственно, доступ к ним заказан. Я рылся в каталоге, а профессора, особенно один-умник, обсуждали этимологию слов, а потом и старика Маркса.
- В начале 30-х появилось много хороших статей, а потом: официальная идеология, интересы…
- Вот, например, работа про Маркса и сельское хозяйство, но это еще ничего… Маркс и секс, Маркс и …. – сколько всего понаписали: Маркс и то, Маркс и се…
Оставив на завтра два заказа я сделал крюк на факультет – купил книгу «Криптоанархия. Кибергосударства и пиратские утопии» и потопал через Невский до метро. К этому времени от груза мое плече окончательно отвисло, и я с радостью влез в переполненный вагон метро, где очередной вошедший припрессовал меня с моей сумкой к спине соседа, отчего плече, переставшее нести груз науки, ощутило облегчение. Стоял я в неестественной позе, что позволило мне через плече прочитать газетную статью про Лукашенко и Запад у рядом стоящего соседа. На новой остановке народ стал активно входить, меня понесло на стоявших у соседней двери девушек, кто-то тихонько застонал.
- Эх, на бабушку напирают…
- Да, надо беречь бабушек…
Через сорок минут в электричке я уже быстро шел в свою комнату под моросящим дождем. Активная часть дня прошла неплохо, появились мысли, появилось желание, возможности приоткрыли свое лицо…
18th-Jan-2007 11:04 pm - Возвращение
И снова здравствуйте!
Праздники прошли замечательно. Сегодня я вернулся в свою общагу.
Итоги. В Челябинске смотрел фильмы, валял дурака и встречался с родней, друзьями (большинством из тех, кто это читает). Приезжал я в родной город и уезжал из него с радостью. Мыслей вроде бы много, а стройно записать я их как-то не могу.
Ничего в городе не изменилось. На этом с городом покончу.
Намеченные планы я естественно в полном объеме не выполнил. Распространяться не хочу.
Единственное, что можно отметить – я получил долгожданное письмо от Голдстоуна.
Лаконично он ответил на все мои вопросы и выслал два файла: статью по революции для энциклопедии и введение к новой книги Дж. Форана «Захватывая власть (Taking Power)», которую теперь мне необходимо достать, - все это, к сожалению, без выходных данных. В любом случае, я получил настоящий экстаз от этого письма. Печально, именно это вызывает эйфорию…
Обратно ехал с молчаливой девушкой, моряком и студентом, - последние были довольно веселыми.
По современной привычке никто не представился, хотя мы общались и даже играли в карты. Парень учится в университете по специальности, которая связана с турбинами. Ночью он мне рассказывал, вернее, я спрашивал у него, про особенности паровых и газовых турбин. Потом он рассказывал про фантастику, которую читает в больших количествах. Потом говорили про политику, общество.
В конце концов, он помог мне нести мою сумку, которую я набил не очень ценными книгами. Попрощались мы с ним на станции «Балтийский вокзал», где я вышел.
Сегодня успел разобрать вещи, сделать пару-тройку звонков и приготовить ужин.
В двадцатых числах приезжает Гоша работать на выборах в Питере.
Вполне возможно, что я приму в них участие. Над этим вопросом я думаю и он, признаюсь, не дает мне покоя.
Сосед нашел комнату в коммуналке в центре (около Сенной площади) за 7 тыс., т.е. 3,5 тыс. на одного.
Это другой вопрос, по которому я должен принять решение.
Теперь надо писать статью. Ее план я набросал в поезде.
17th-Dec-2006 06:43 pm(no subject)
Сегодня я не смог заставить себя сделать больше, чем прочитать/просмотреть работу Кабанеса и Насса «Революционный невроз». Остальное время пока было потрачено на совершение массовых убийств безумного населения Сан-Андреаса (GTA) в замедленном режиме.
Другая часть времени ушла не просмотр фильма «Жестокие игры» (реж. Гриффит Данн). Фильм мне понравился, чем-то напомнил «Alter Boys» (на русский его перевели, кажется, как «Жестокие игры»).
Через несколько минут я в очередной раз убедился в справедливости фразы «Следи за собой, будь осторожен». Решив помыть сковородку, сперва я решил сполоснуть оставшееся подсолнечное масло в уборной. Я открыл кран с горячей водой и… - он очумело плюнул прямо в сковородку, от чего все масло вперемежку с водой оказалось на мне. Такое представление имеет свойство завораживать потерпевших, которые – бедняжки- не верят, что с ними такое могло произойти. Вот, произошло. А почему, собственно, нет? Итог. Одежда в стирке, человек в шоке, кран-предатель.
Это была вечеринка в модном клубе «Грибоедовъ», куда пригласил меня мой одногрупник Игнат. Поплутав, мы с Аленой нашли вход в эту пещеру, достаточно тесную нору, надо сказать. Изнутри это напоминало домашний underground-club: ковры на стенах, невысокий потолок со звездочками, настенные росписи в восточном и индийском духе. Подтягивалась тусовая молодежь. Мне даже указали на преподавателя с одной из кафедр нашего факультета. Marsel’ начал играть с опозданием. В общем, эта группа представляет собой 5 человек: басист, клавишник, ударник, саксофонист и лидер-вокалист. Мне понравилось, хотя малые размеры клуба немного портили впечатления – я слегка оглох.
Вторым отделением выступали питерские RAP-команды, про которых я ничего сказать не могу. Алена приторчала от «Невского бита», которые выступили совсем неплохо (я, по крайней мере, различил содержание их речевок).


Marsel’


Ты слушаешь РЭП, ЁУ!
This page was loaded Oct 16th 2018, 7:16 pm GMT.